Владелец часового бренда RICHARD MILLE Ришар Милль: «Моя команда делает невозможное возможным»

Ришар Милль и его бренд RICHARD MILLE завоевали эпатажную репутацию. Владелец часовой компании пользуется не меньшей популярностью, чем его часы, а такое бывает редко. Ришар Милль в интервью Watchthespace.ru в Лондоне рассказал о том, как начинал часовой бизнес, что главное в его бренде и почему не в его принципах идти на компромиссы.

Как началось ваше дело?

Р.М.: Я основал мой бренд, когда мне было 50. Тогда я решил: или сейчас, или никогда. Это был вызов для меня, потому что я никогда не работал часовщиком.

skull1

В 50? Вот это да! Это не было риском?

Р. М.: Конечно, я составил знаменитую таблицу «плюсов» и «минусов». У меня накопилось много записей в «минусах», а в «плюсах» было только две: моя страсть и драйв. И я решил начать.

А что насчет конкуренции? Вы не боялись, что новый бренд не примут на рынке?

Р.М.: Я всегда знал о конкуренции и хотел войти в самый эксклюзивный круг часовщиков, к которому никто не может получить легкий доступ. Поэтому я решил создать собственную нишу, которую еще никто не занял до меня.

Несмотря молодой бренд и высокие цены, ваши первые часы сразу же стали хитом. В чем секрет?

Р.М.: Моя первая модель была уникальной. Я никого не копировал. И это позволило мне заслужить уважение в той индустрии, где почти каждый борется против другого. Тогда я решил увеличить цену на свои часы вдвое. Многие люди думали, что это было безумие. Мои друзья даже ставили ставки на то, как быстро я стану банкротом. Но, к сожалению для них, они проиграли свои деньги.

Мой бизнес-план был консервативным, и я надеялся, что найду как минимум несколько десятков человек, которые захотят купить мои часы. Но желающих оказались сотни и сотни. Поэтому мы стали очень прибыльной компанией.

14385979029755241

Что главное в вашем бренде?

Р.М.: Мой бренд основан на трех китах. Первый – это лучшие существующие техники и инновации. Я считаю, что только лучшее можно использовать в работе. В первую очередь я думаю о лучших нововведениях, которые я могу ввести в свою индустрию, и только потом о цене.

Второй кит – это лучшие художественные и архитектурные качества. Часы должны быть эстетически безупречными. Для меня часовое дело – это алхимия между технологиями и элегантностью. Носить такие изделия – это тоже искусство жить.

И третий кит – это применение лучших достижений швейцарского часового дела. Все элементы в часах проверяются вручную, так же как в гоночных автомобилях «Формулы-1». Конечно, из-а этого они становятся безумно дорогими, но не в моих правилах идти на компромиссы.

— У вас экстраординарные идеи. Но воплощение этих идей в реальность, наверно, превращается в настоящее испытание для команды?

Р.М.: Модель часов The Black RM 027 Tourbillon мы создали для теннисиста Рафаэля Надаля. Нам поручили сделать часы для звезды тенниса, которые были бы очень легкими и ударопрочными. Мы создали настоящий шедевр. Часы были надеты на руку Надаля, когда он выиграл подряд три турнира «Большого шлема» на трех разных покрытиях. Они весили всего 20 граммов. Все говорили мне, что невозможно играть в теннис и носить при этом на руке часы с турбийоном (поскольку это очень хрупкий механизм). Но я доказал обратное.

Иногда я представляю себе часы, которые настолько сложны, что понадобятся годы, чтобы их сконструировать. Должен признаться, что бывают такие случаи, когда мне приходится говорить моему директору «Босс, я думаю, тебе нужен отпуск!»

RM-watch-800x800

— Ваш любимый металл – это титан?

Р.М.: Пластины из золота, латуни и меди получаются не такими жесткими. Они реагируют на изменения температуры и удары. Титан не реагирует ни на что. Он остается жестким и обладает химической стабильностью. Например, этот материал не реагирует даже на термический удар.

— Но ведь титан более дорогой и сложный при формировке.

Р.М: Да, гораздо сложнее сделать корпус часов из титана, чем из чистого золота! Так как истинное ремесло предполагает смешение технологических и инженерных решений, стоимость производства материала – только малая часть всех инвестиций.

— Работа в вашей команде выглядит как сложное испытание, да?

Р.М.: У меня молодая команда с бурлящей кровью. Мы работаем в очень отдаленной, холодной местности в горах Юра. Весь год нам приходится использовать обогреватели. Но мы очень увлечены тем, что мы делаем. И моя команда делает невозможное возможным.

No Comments Yet

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>